Признание обыска в организации незаконным судебная практика. Обыск офисных помещений. Незаконный обыск

Обыск

Признание обыска в организации незаконным судебная практика. Обыск офисных помещений. Незаконный обыск

obisk

    Обыск — это следственное действие, которое производится на основании постановления следователя или решения суд, с целью отыскания орудий преступления и иных предметов, имеющих отношение к уголовному делу.

Наличие оснований полагать, что у какого-то лица или в каком-то  месте могут находиться предметы, имеющие отношения к уголовному делу, являются основанием для производства обыска.

Обыск может производиться для обнаружения трупа или разыскиваемого лица.

   Обыск в жилище производиться на основании решения суда, а обыск в иных местах, производится на основании постановления следователя.

В исключительных случаях, когда обыск в жилище не терпит отлагательств следователь проводит его без  решения суда, но в течение 24 часов с момента начала обыска уведомляет о производстве обыска прокурора и судью. Получив такое уведомление, суд в течение 24 часов принимает решение о законности или незаконности производства обыска.

Если суд признает, что обыск произведен незаконно, то это следственное действие исключается из доказательств. Вещественные доказательства, полученные в ходе незаконного обыска, так же исключаются из процесса доказывания.

  При производстве обыска обязательно присутствуют двое понятых. В качестве понятых могут быть привлечены любые  не заинтересованные в деле лица. Понятыми не могут быть лица, которые ранее уже принимали участие в этом уголовном деле в качестве понятого, свидетеля.

Отсутствие во время обыска двух понятых или присутствие во время обыска лиц в качестве понятых, которые заинтересованы в деле или являются участниками уголовного судопроизводства по данному делу, влечет недопустимость обыска как доказательства по уголовному делу, а так же недопустимость полученных в ходе обыска вещественных доказательств.

  При производстве обыска должно быть обеспечено присутствие лица, у которого производится обыск.

Если участие этого лица невозможно, то приглашаются совершеннолетние члены семьи подозреваемого или представители жилищно-эксплуатационной организации, местной администрации.

Судебная практика знает случаи, когда суд признавал обыск недопустимым доказательством, в связи с тем не было обеспечено участие при его производстве лица, у которого проводился обыск. В то же время нередко суды игнорируют данное требование закона (ст.182 УПК РФ).

  Обыск в помещениях юридических лиц и предпринимателей производится в присутствии ИП, представителей предприятий, организаций, учреждений.

Участие в обыске оперативных сотрудников и иных лиц

  Для совершения поисковых действий к участию в обыске могут привлекаться, ( как правило, обязательно привлекаются, а то и сами проводят это следственное действие) оперативные сотрудники полиции. Их участие должно быть зафиксировано в протоколе обыска. В соответствии с ч. 2 ст.

41 УПК РФ запрещается проведение следственных действий сотрудникам органа дознания, ранее проводившим по данному делу ОРМ.

Отсюда, при производстве обыска не вправе участвовать оперативные сотрудники, которые ранее принимали участие по данному делу в оперативно-розыскных мероприятиях (проверочная закупка, осмотр помещения, оперативное наблюдение и т.д.). Это нарушение УПК РФ суды так же нередко игнорируют.

  В обыске может принимать участие специалист, особенно если уголовное дело связано с высокими технологиями. В качестве специалиста привлекаются ведомственные эксперты для ведения во время обыска фото и видеосъемки. При осмотре трута обязательно участвует медицинский эксперт.

Специалистом может быть лицо не заинтересованное в деле, обладающие специальными познаниями в той или иной области. До начала обыска специалисту разъясняются его права, и обязанности о чем делается отметка в протоколе обыска.

Специалист расписывается в протоколе о том, что его предупредили об ответственности за отказ или уклонение от выполнения своих обязанностей.

 Если обыск производится у гражданина, не владеющего русским языком, в нем участвует переводчик, которому так же разъясняют  его права и обязанности и ответственность за заведомо недостоверный перевод.

При производстве обыска вправе присутствовать адвокат лица, у которого производится обыск. Нарушение этого права может влечь исключение обыска из процесса доказывания. Однако, для того, чтобы адвокат при производстве обыска был обязателен, необходимо заявить о необходимости его присутствия и пригласить его.

Нередко обыск проводится не следователем, принявшим уголовное дело к своему производству, а оперативными сотрудниками органа дознания. Обыск, проводимый оперативными сотрудниками, является законным, только в случае если имеется письменное поручение следователя о производстве этого следственного действия.

Поручение о производстве обыска следователь дает органу дознания. Начальник органа дознания поручает исполнение отдельного поручения следователя конкретным сотрудникам органа дознания.

На практике факт поручения проведения обыска конкретным оперативным сотрудникам нигде не фиксируется, а потому проверить законность проведения обыска конкретными сотрудниками проверить нельзя.

Поручать производство обыска органу дознания следователь вправе, только если он сам не имеет возможности его провести или обыск производится в другой местности. Обыск  может быть проведен как неотложное следственное действие сотрудниками органа дознания после возбуждения уголовного дела и до передачи и принятия его к своему производству следователем.

Как указывалось выше, в соответствии со ст.165 УПК РФ в исключительных случаях, когда производство обыска не терпит отлагательств, следователь вправе провести его без разрешения суда, направив в течение 24 часов с момента его проведения уведомление в суд.

К уведомлению следователь прикладывает  копию своего постановления о производстве обыска и копию протокола обыска для  проверки его законности. В постановлении следователя должны содержаться причины проведения обыска без разрешения суда.

Нередко следователи проводят обыск без решения суда, без всякой необходимости, а суды без особой мотивировки признают их законными. В соответствии с разъяснениями Конституционного суда РФ лицо, у которого производился обыск, вправе участвовать в судебном заседании при решении вопроса о законности обыска.

Если лицо, у которого производился обыск, в судебном заседании по вопросу законности обыска не учувствовал, суд обязан направить этому лицу  копию судебного решения. На практике этого суд зачастую не делает, несмотря на разъяснения Конституционного суда РФ.

На практике оперативные сотрудники проводят ОРМ, после которых фактически задерживают подозреваемого, а затем самостоятельно проводят обыск.

После обыска они возбуждают уголовное дело, следователь принимает его к своему производству и выносит постановление о производстве обыска в порядке ст.

165 УПК РФ, подтасовывая время его вынесения, и составляет отдельное поручение о производстве обыска органу дознания. Более опытные оперативники и следователи обеспечивают регистрацию поступления поручения необходимым временем.

Лицам, у которых производится обыск и понятым, разъясняются их право присутствовать при всех сыскных действиях следователя, делать свои замечания по ходу производства обыска. В протоколе об этом делается отметка, ставятся подписи понятых, и лица, у которого проводился обыск.

Процедура проведения обыска

Перед началом обыска следователь обязан предъявить постановление об этом. После предъявления постановления предложить выдать отыскиваемые предметы и документы, и предметы, запрещенные в свободном обороте. Если  все отыскиваемые предметы были выданы добровольно, следователь вправе не проводить обыск.

В ходе обыска могут вскрывать запертые помещения и  хранилища, если они не открываются добровольно.

Следователь обеспечивает меры к тому, чтобы лица находящиеся в помещении не покидали его до окончания обыска, а вновь приходящие и другим присутствующим лицам лица  оставались до окончания обыска.

Все изымаемые предметы предъявляются  понятым  и другим участникам обыска. В их присутствии обнаруженные предметы упаковываются, опечатываются и скрепляются подписями понятых, лица, у которого производится обыск и следователя.

Протокол обыска

Ход и результаты проведения обыска оформляются протоколом. Закон предъявляет определенные требования к составлению протокола обыска. Он должен содержать указания на разъяснение прав и обязанностей участников обыска, их подписи под указанными разъяснениями.

В протоколе  обыска порядок его проведения описывается в той последовательности, в какой  он производится. Выявленные при  производстве  обыска существенные для  дела обстоятельства, фиксируются в хронологической последовательности. В протоколе излагаются заявления лиц, участвовавших в следственном действии, если они делались

В протоколе должно быть зафиксировано,  место и  обстоятельства  обнаружения изымаемых предметов, документов и ценностей, выданы они добровольно или изъяты в ходе обыска. Все изымаемые предметы должны быть перечислены с точным описанием их индивидуальных признаков, указанием количества, меры, веса, а если это возможно  и стоимости.

Можно отметить наиболее распространенные нарушения УПК РФ, допускаемые при составлении протокола обыска.

1. В протоколе не отражено изъятое в ходе обыска вещественное доказательство;

2. Изъятый предмет не содержит описания его индивидуальных признаков позволяющих эти предметы идентифицировать.

3.     В протоколе не отражено, что изъятые предметы  предъявлялись понятым.

В ходе обыска  могут изыматься вещественные доказательства, по которым могут проводиться соответствующие экспертизы.

Нередко признание  обыска недопустимым доказательством ведет к полному развалу уголовного дела и его прекращению.

Учитывая важность данного следственного действия необходимо тщательно изучать протокол обыска, подробно допрашивать понятых присутствовавших во время обыска по поводу процедуры проведения этого следственного действия.

Ни секрет, что оперативные сотрудники используют обыск для подкрепления доказательственной базы, а то и фабрикации уголовного дела.

В ходе обыска  в помещении оперативные сотрудники разбредаются по разным комнатам помещения, подбрасывают  предметы, запрещенные в свободном обороте или вещественные доказательства, добытые не процессуальным путем.

Поэтому очень важно, следить за лицами производящими сыскные действия, делать замечания на ход проведения обыска в присутствии понятых, требовать отражения в протоколе обыска ваших замечаний. Перед началом обыска желательно пригласить в качестве понятых своих соседей, знакомых.

Зачастую оперативные сотрудники приводят на обыск своих понятых, которые при допросе в суде дают показания выгодные следствию и отрицают факты нарушения хода и порядка фиксации результатов обыска.

Для участия в обыске лучше всего пригласить своего адвоката, требовать его участия до начала обыска, чтобы это слышали понятые. При отказе в предоставлении адвоката написать об этом замечания в протоколе обыска. Отказываться подписывать протокол обыска не имеет смысла, поскольку в таких случаях следователь сделает в протоколе запись, что вы отказались от подписи, что подтвердят понятые.

Источник: https://pershickow.ru/obisk.

Адвокатская защита при обыске и выемке

Признание обыска в организации незаконным судебная практика. Обыск офисных помещений. Незаконный обыск

Чаще всего в отношении юридических лиц проводятся обыск и выемка. Они регулируются статьями 182-183 УПК РФ.

Основанием для принятия таких мер является постановление следователя, а если речь идёт об обыске квартиры, например, то тогда потребуется судебное решение.

Под безотлагательными обстоятельствами понимаются:

  • только что совершенное преступление;
  • наличие оснований полагать, что у обыскиваемого лица есть улики, которые он может уничтожить;
  • необходимость пресечь совершение преступления;
  • основания для обыска, которые появились при осуществлении других следственных мероприятий и обусловлены ими.

Это означает, что сотрудники правоохранительных органов не могут проводить обыск, если для этого нет оснований. Кроме того, они обязаны объяснить свои действия, которые впоследствии можно будет обжаловать.

В чём разница между обыском и выемкой?

При проведении проверок представители правоохранительных органов могут расширительно толковать свои полномочия и прибегать к тем мерам, которые объективно не являются необходимыми. В частности, они нередко назначают проведение полноценного обыска вместо выемки.

Дело в том, что выемка осуществляется тогда, когда известно, что именно нужно контролирующим органам, а также где конкретно данный предмет находится. На практике это означает, что если сотрудникам правоохранительных органов понадобились документы, которые хранятся в сейфе, то им необходимо произвести выемку.

В случае же с обыском, правоохранители лишь полагают, что в помещении, куда они пришли, находятся предметы и документы, имеющие отношение к расследуемому уголовному делу, поэтому отыскивают и изымают все, что имеет значение, по их мнению.

Стоит особо иметь в виду, что в ходе обыска следователь вправе произвести личный обыск в отношении лиц, которые, по его мнению, скрывают при себе предметы или документы, которые могут иметь значение для уголовного дела. Это значит – обыск содержимого личных сумок, портфелей, одежды и т.п.

По итогам обыска (выемки) составляется протокол, копия которого должна быть вручена представителю лица, чье помещение обыскивалось.

Поэтому проведение обыска, в том числе и личного, можно и иногда нужно обжаловать.

Какие ещё оперативные мероприятия и следственные действия могут быть проведены в Вашем офисе и жилище?

Также, могут быть произведены обследования помещений (сооружений) или осмотр места происшествия. При этом, все эти мероприятия часто внешне схожи с обыском, отличаясь своим юридическим статусом и порядком проведения. В основном их проводят для первичного сбора доказательств до возбуждения уголовного дела.

Также, проводятся выемки в рамках налоговых проверок.

Обследование помещений по своему характеру и по правовым последствиям для юридических лиц очень близко к обыску в офисе, например. Только данное мероприятие проводится на доследственном этапе. Осуществляют его сотрудники ОЭБиПК МВД или иных оперативных служб, на основании соответствующего письменного распоряжения.

Учтите, что проведение обследования специфично: представители правоохранительных органов имеют право осматривать и изымать только то, что находится в открытом доступе, в отличие от обыска. Так что если они пытаются что-то вскрыть или снять информацию с компьютера, то это будет уже грубым нарушением ваших прав.

И присутствующий при таком мероприятии адвокат может зафиксировать подобные действия сотрудников полиции.

По итогам обследования составляется протокол изъятия соответствующих предметов и документов, копия которого также вручается представителям лиц, помещения которого подверглись обследованию.

Некоторые юридические лица ошибочно воспринимают обследование помещений как более лёгкое по своим последствиям мероприятие.

На самом деле всё, что будет обнаружено в ходе такого мероприятия, может быть использовано против компании, ее руководителей и собственников.

И даже если сотрудники полиции не найдут ничего, что прямо укажет на уклонение от налогов, они смогут достать то, что позволит им уже получить разрешение на проведение полноценного обыска. Поэтому недооценивать значение происходящего не стоит.

Осмотр места происшествия, несмотря на  то, что проводится до возбуждения уголовного дела, предусмотрен УПК РФ и является следственным действием. Основанием для него является зарегистрированное сообщение о преступлении.

Никаких разрешительных документов (вроде постановления следователя или распоряжения) для проведения осмотра места происшествия не требуется. Копия протокола обязательному вручению также не подлежит.

При этом, изъятие предметов и документов (приобщение к протоколу осмотра) допустимо.

Фактически, осмотр места происшествия в современном толковании правоохранителей – инструмент нарушения прав лиц и организаций, которые осмотру подверглись, так как в законодательстве на этот счет имеется пробел, позволяющий приходить куда угодно и изымать что угодно.

Можно надеяться, что судебная практика обжалования таких “осмотров” со временем заставит или законодателей или правоохранителей обозначить рамки допустимого для этого спорного мероприятия.

Кроме того, в последние годы проводятся выемки документов и предметов и в рамках налоговых проверок. Полномочия на производство выемок установлены ст. 94 НК РФ.

Согласно ей, инспектора вправе изъять документы у налогоплательщика в случае, если они не представляются по Требованию, а также, если у налоговых органов есть основания полагать, что эти документы могут быть заменены или уничтожены.

Закон также позволяет изымать в рамках таких выемок и предметы, в том числе компьютеры, иные хранилища электронной информации. В таких случаях налоговики зачастую привлекают сотрудников МВД и ФСБ для участия в выемках.

На практике, для того, чтобы придать законность таким выемкам, часто их проводят одновременно с осмотром помещений налогоплательщика в порядке ст. 92 НК РФ.

Таким образом, если у налоговой инстанции есть основания полагать, что вы серьёзно нарушили закон, что речь идет об уклонении от уплаты налогов в крупных или в особо крупных размерах, то она может прийти к Вам в офис с полицией во время налоговой проверки, когда Вы меньше всего этого ждете.

Зачем нужен адвокат при обыска, выемки, обследования и осмотра?

Такие следственные действия как выемка, обыск и прочее, перечисленное выше, непосредственно затрагивают конституционные права человека, в особенности если речь идёт о жилье.

Поэтому они всегда должны осуществляться в строгом соответствии с действующим процессуальным законодательством.

И адвокат при обыске может проследить за тем, соблюдают ли сотрудники правоохранительных органов установленный порядок или нет.

Граждане, предприниматели, обычно плохо знакомы со своими правами. Кроме того, они находятся в стрессовом состоянии, под сильным давлением.

Для многих сотрудников компании такая ситуация становится ещё и полной неожиданностью, поскольку они могут до последнего не подозревать о том, что в отношении фирмы проводится проверка, что у организации возникли какие-то проблемы.

В итоге всё это приводит к тому, что даже знающие о своих правах люди оказываются в растерянности, не знают, как отстоять свою позицию.

А адвокат при обыске и выемке не вовлечён в происходящее. При этом для него такое мероприятие является своеобразной рутиной: он его неоднократно наблюдал, а также принимал в нём участие как официальный представитель и защитник.

Кроме того, специалист не только знает о правах граждан в теории, но и прекрасно понимает, как они должны соблюдаться на практике, что конкретно уже будет расцениваться вышестоящим руководством или судом как злоупотребление.

Именно поэтому с помощью адвоката противостоять злоупотреблениям получается гораздо эффективнее. А действенная защита при обыске и выемке не позволит контролирующим органам собрать на вас какой-то серьёзный компромат.

Кроме того, присутствие квалифицированного юриста является также гарантией того, что сотрудники ОЭБиПК и иных правоохранительных структур не воспользуются растерянностью работников проверяемой компании и не станут их, допрашивать, пытаясь получить изобличающие показания на руководство или собственников компании.

Адвокат также предупреждает совершение серьезных правонарушений со стороны представителей правоохранительных органов. В частности, во время обыска могут «случайно» возникнуть бумаги (печати сторонних организаций), которых у компании до обыска не было.

У Вас остались вопросы?
Первая консультация абсолютно бесплатна!

Что могут предпринять наши адвокаты при проведении обыска и выемки?

Мы неоднократно сталкивались с подобными следственными мероприятиями. Наши адвокат могут:

  • проконсультировать Вас по поводу происходящего, ответить прямо на месте на уточняющие вопросы, пояснить правовой смысл отдельных действий;
  • проверить у сотрудников правоохранительных органов наличие документов, на основании которых проводится соответствующее мероприятие;
  • предупредить нарушение Ваших прав;
  • зафиксировать злоупотребление со стороны сотрудников правоохранительных органов;
  • остановить правонарушение;
  • оказать правовую и психологическую поддержку работникам компании, в отношении которой проводится проверка.

Такие следственные и оперативные мероприятия – это неприятная процедура для компании и её сотрудников. Однако с опытным адвокатом, грамотно отстаивающим позиции своего клиента, пройти её будет гораздо проще.

Источник: https://skpgroup.ru/yuridicheskie-uslugi/zashchita-biznesa-pri-proverkakh/zashchita-pri-proverkakh-mvd/pomoshch-advokata-pri-provedenii-obyska-i-vyemki/

Проведенный без судебного акта обыск помещения, часть которого занимает адвокат, признан законным

Признание обыска в организации незаконным судебная практика. Обыск офисных помещений. Незаконный обыск

Как сообщил «АГ» председатель Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Краснодарского края Ростислав Хмыров, Комиссия в ближайшее время планирует обжаловать постановления первой инстанции и апелляции, которыми был признан законным обыск в помещении, часть которого занимает адвокат, без наличия санкции суда на это.

История вопроса

Организация «С.» заключила с адвокатом АП Краснодарского края Алексеем Карпенко договор юридического обслуживания, по которому адвокат получил право использовать для своей профессиональной деятельности часть помещения, принадлежащего указанной фирме.

Позднее в данном кабинете без судебного постановления был проведен обыск у компании «С.» в связи с наличием у следователя информации о нахождении там документов и материалов, которые могут иметь отношение к уголовному делу, возбужденному в отношении другого доверителя Алексея Карпенко.

Адвокат и Комиссия по защите профессиональных прав адвокатов АП Краснодарского края посчитали следственное действие незаконным, однако две инстанции отклонили их доводы, признав обыск проведенным в соответствии с УПК.

Обыск в кабинете адвоката

В производстве второго отдела по расследованию особо важных дел о преступлениях против государственной власти и в сфере экономики СУ СКР по Краснодарскому краю находится уголовное дело, возбужденное в отношении Н. по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 201 УК РФ (злоупотребление лицом, выполняющим управленческие функции, своими полномочиями, повлекшее тяжкие последствия).

26 июня 2019 г. старший следователь вынес постановление о производстве обыска в случаях, не терпящих отлагательств.

Как указано в документе, из предоставленных органом дознания результатов ОРД следовало, что по месту фактического нахождения сторонней коммерческой организации «С.

» могут находиться документы, свидетельствующие о преступной деятельности гражданина Н. и других лиц, в том числе П. – директора компании «С.».

Следователь указал в постановлении, что, согласно ответу вице-президента АП Краснодарского края, по указанному адресу не зарегистрированы «адвокатские образования (адвокатские кабинеты) с местом осуществления в них адвокатской деятельности членами АП Краснодарского края».

Вместе с тем, отметил следователь, на двери кабинета, который является частью помещения, где планируется проведение обыска, имеется табличка «Адвокат Карпенко Алексей Викторович». Указанная информация подтверждалась и материалами дела. Однако следователь решил, что в целях изъятия информации, имеющей значение для уголовного дела, обыск провести возможно.

«Получение разрешения Октябрьского районного суда г.

Краснодара о производстве обыска в служебных помещениях, используемых адвокатом для осуществления адвокатской деятельности, нецелесообразно в связи с тем, что предметы, документы и сведения, содержащиеся в электронных носителях информации, имеющие значение для уголовного дела, могут быть утрачены или уничтожены, то есть промедление в производстве обыска может повлечь утрату доказательств», – пояснил следователь.

Обыск был произведен 26 июня. Для участия в следственном действии был вызван представитель АП Краснодарского края Бек Долаков, который счел, что обыск производился с нарушением установленного порядка.

В своих замечаниях представитель палаты указал, что после предоставления ему постановления о проведении обыска в случаях, не терпящих отлагательств, он предъявил следователю заверенную копию договора, согласно которому данный кабинет используется адвокатом Алексеем Карпенко.

Бек Долаков напомнил следователю, что на соответствующее помещение распространяется понятие адвокатской тайны, а также что обыск в нем не может производиться без постановления суда.

Представитель адвокатской палаты также обратил внимание на невозможность проведения обыска в помещениях, занимаемых адвокатами и адвокатскими объединениями, кроме как в случаях возбуждения уголовного дела в отношении адвоката или предъявления ему обвинения. Однако следователь проигнорировал эти доводы.

В замечаниях к протоколу Бек Долаков указал, что в ходе обыска оперативники и следователь изучали все документы, находящиеся в кабинете, в том числе относящиеся к деятельности адвоката Алексея Карпенко, и, соответственно, нарушили как адвокатскую тайну, так и конституционное право доверителей адвоката на защиту.

Представитель АП Краснодарского края также отметил, что по результатам обыска был изъят компьютер, принадлежащий фирме «Т.», которая использует часть того же помещения на основании договора субаренды. При этом, по словам Бека Долакова, изъятие происходило без участия представителя данного юрлица.

Адвокат направил обращение в АП Краснодарского края

27 июня АП Краснодарского края зарегистрировала обращение Алексея Карпенко. Адвокат сообщил, что 26 июня, в 11:50, его кабинет был вскрыт следователем, несмотря на замечания представителя адвокатской палаты о недопустимости проведения обыска. Сам Алексей Карпенко приехал через 10 минут после начала следственного действия.

Адвокат пояснил, что попытался передать следователю договор оказания юридических услуг, в котором было условие о предоставлении ему данного кабинета, а также договор субаренды помещения, согласно которому вторую часть кабинета занимает организация «Т.», которая находится у него на обслуживании.

Как указано в обращении, следователь отказался принимать договоры, после чего «изъял какие-то документы, в количестве более 130 страниц, не описывая их по индивидуально определенным признакам, изъял компьютер».

При этом, по словам адвоката, его рабочий стол и компьютер досматривать не стали.

Алексей Карпенко также отметил, что после вручения ему копии протокола обыска следователь в присутствии всех участников следственного действия уведомил адвоката о вызове его на допрос в качестве свидетеля.

В своем обращении Алексей Карпенко указал, что действия следователя незаконны, поскольку он защищает интересы П. и Н. Адвокат пояснил, что П. является директором компании «С.», в отношении которой проводился обыск, а Н.

– лицом, в отношении которого возбуждено уголовное дело, в рамках которого обыскивали принадлежащее фирме «С.» помещение. Адвокат посчитал, что следствие оказывает на него психологическое давление.

Он также обратил внимание палаты на тот факт, что в случае допроса утратит статус защитника указанных лиц.

Алексей Карпенко подчеркнул, что в соответствии с ч. 2 ст.

8 Закона об адвокатской деятельности адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием. Он также упомянул о том, что как защитник Н. и П.

не ходатайствовал о допросе в качестве свидетеля, указанные граждане также не заявляли о возможности раскрытия их защитником адвокатской тайны. Поэтому, подытожил Алексей Карпенко, основания для его допроса отсутствуют.

Районный суд согласился с законностью обыска

Уже 28 июня Октябрьский районный суд г. Краснодара подтвердил законность обыска.

Обосновывая свои выводы, первая инстанция указала, что, согласно ответу АП Краснодарского края, адвокатские образования (адвокатские кабинеты) с местом осуществления в них адвокатской деятельности членами указанной палаты по адресу проведения обыска не зарегистрированы. При этом в материалы дела представлен договор субаренды, по которому фирма «С.» предоставила компании «Т.» в срочное владение и пользование часть обыскиваемого помещения.

Суд подчеркнул, что следователь обыскивал стол, который не являлся рабочим столом адвоката, при этом изъятые компьютеры и документы также не были связаны с деятельностью Алексея Карпенко.

АП КК посчитала права адвоката нарушенными

5 июля Комиссия по защите профессиональных прав адвокатов АП Краснодарского края в своем заключении констатировала нарушение прав Алексея Карпенко, которое выразилось в незаконном производстве обыска в его служебном помещении.

Комиссия отметила, что обыск был произведен без предварительного получения постановления суда.

Районный суд признал следственное действие законным, однако материалы дела не содержали ни постановления о возбуждении уголовного дела в отношении адвоката, ни постановления о привлечении его в качестве обвиняемого, ни других доказательств, подтверждающих обоснованность производства обыска служебного кабинета адвоката. Более того, как указала Комиссия, какая-либо оценка законности указанного следственного действия в постановлении Октябрьского районного суда отсутствует.

В обоснование своих выводов Комиссия также сослалась на п. 3 ст. 8 Закона об адвокатской деятельности, в соответствии с которым проведение следственных действий, включая производство всех видов обыска, в отношении адвоката допускается только по судебному решению.

КС: допрос адвоката в качестве свидетеля по делу подзащитного без санкции суда не может вести к его отводуСуд подчеркнул, что последующий судебный контроль зачастую не способен восстановить нарушенное право доверителя адвоката на юридическую помощь

Комиссия упомянула Определение Конституционного Суда от 11 апреля 2019 г. № 863-О, согласно которому, если с учетом положений закона осуществление в отношении адвоката следственных действий возможно, то обыск, осмотр и выемка в его отношении допускаются только при наличии предварительного судебного решения, как того требуют п. 52 ч. 2 ст. 29 и ст. 450.1 УПК.

Как указано в заключении, Октябрьский районный суд оставил вопрос нарушения адвокатской тайны без внимания и не дал ему оценку в своем постановлении. Это, по мнению Комиссии, «дискредитирует всю судебную систему Российской Федерации».

Апелляция подтвердила выводы первой инстанции

8 июля председатель Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП КК Ростислав Хмыров подал в Краснодарский краевой суд апелляционную жалобу, в основу которой было положено заключение от 5 июля.

Ростислав Хмыров также обратил внимание суда на тот факт, что, обосновывая необходимость проведения обыска, следователь в своем постановлении сослался на результаты ОРД, которые дали ему основания предположить наличие по адресу, где позднее был проведен обыск, сведений, имеющих значение для уголовного дела. Однако при этом, как отмечено в апелляционной жалобе, в материалах, на основании которых Октябрьский районный суд признал следственное действие законным, не было ни самих результатов ОРМ, ни постановления об их рассекречивании.

Кроме того, председатель Комиссии указал, что Алексей Карпенко не был приглашен в судебное заседание для обсуждения вопроса о законности обыска, несмотря на то что он заблаговременно подавал ходатайство об этом на имя председателя суда.

Ростислав Хмыров подчеркнул, что до начала обыска Бек Долаков предоставил следователю заверенную копию договора юридического обслуживания, из которой следовало, что обыскиваемый кабинет является служебным помещением адвоката. При этом суд первой инстанции не оценил ни данный договор, ни действия следователя, который проигнорировал указанный документ и провел обыск.

Адвокат Алексей Карпенко также подал апелляционную жалобу, в которой, в частности, указал, что не был извещен о дате судебного заседания в первой инстанции.

Краснодарский краевой суд изучил договор юридического обслуживания, заключенный между фирмой «С.» и Алексеем Карпенко, на основании которого адвокату была предоставлена часть обыскиваемого помещения. Апелляция заметила, что соглашение датировано 15 октября 2018 г., при этом в его тексте указано, что оно действует по 31 декабря 2013 г.

Краевой суд решил, что выводы первой инстанции основаны на доказательствах, непосредственно исследованных в судебном заседании, поэтому доводы апелляционных жалоб были признаны судом несостоятельными и необоснованными.

Апелляция посчитала, что при производстве обыска не был нарушен УПК, поскольку постановление о его проведении было вынесено уполномоченным должностным лицом.

Краевой суд подчеркнул, что следственное действие не было направлено на получение документов и материалов, содержащих адвокатскую тайну, поскольку обыск проводился по факту преступной деятельности иных лиц в их рабочем кабинете.

По мнению апелляции, именно присутствующий при проведении следственного действия представитель адвокатской палаты был обязан обеспечить соблюдение адвокатской тайны.

Суд также отклонил довод Алексея Карпенко о том, что ему не была обеспечена возможность участия в заседании первой инстанции. Апелляция решила, что это не может служить основанием для отмены постановления нижестоящего суда, поскольку адвокат воспользовался указанным правом при рассмотрении дела Краснодарским краевым судом, который подтвердил отсутствие нарушений УПК при проведении обыска.

5 сентября, завершив анализ материалов дела, вторая инстанция вынесла апелляционное определение, в котором согласилась с законностью и обоснованностью постановления Октябрьского районного суда.

Планы по кассационному обжалованию и обращению в ЕСПЧ

Ростислав Хмыров сообщил «АГ», что апелляционное постановление в полном объеме удалось получить только 30 сентября. По его словам, в настоящий момент Комиссия готовится к кассационному обжалованию.

«Мы понимаем, что, скорее всего, добиться признания обыска незаконным в российских судах не удастся.

Поэтому Комиссия уже приступила к подготовке жалобы в Европейский Суд по правам человека», – сказал Ростислав Хмыров.

Он подчеркнул, что вне зависимости от ответа АП Краснодарского края следователь не имел права проводить обыск, поскольку в материалах уголовного дела имелась информация о том, что соответствующий кабинет является рабочим местом адвоката.

«Порочная практика о признании обысков у адвокатов законными, которую постепенно формируют суды, – это реальная угроза для каждого из нас. Такие решения требуют адекватного реагирования со стороны как адвокатского сообщества, так и государства.

Поэтому призываю коллег принципиально и активно обжаловать каждый незаконный обыск, каждое нарушение профессиональных прав адвокатов, используя все процессуальные возможности, предоставленные законодательством», – заключил Ростислав Хмыров.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/provedennyy-bez-sudebnogo-akta-obysk-pomeshcheniya-chast-kotorogo-zanimaet-advokat-priznan-zakonnym/

В удовлетворении заявления о признании незаконными действий следователя при производстве обыска и изъятии документов отказано правомерно, поскольку обыск производился надлежащим лицом, с участием понятых и представителя общества, оснований для признания незаконными действий следователя не имеется, права заявителя не нарушены

Признание обыска в организации незаконным судебная практика. Обыск офисных помещений. Незаконный обыск

Судья Борисова Н.В.

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе:

председательствующего Усова В.Г.,

судей Голова Н.А., Давыдова В.И.,

при секретаре Н.,

рассмотрела в судебном заседании от «20» апреля 2011 года кассационную жалобу заявителя — адвоката Исаева И.А. на постановление Головинского районного суда г. Москвы от «16» марта 2011 года, которым:

Жалоба заявителя — адвоката Исаева И.А., действующего в защиту интересов Х., поданной в порядке ст. 125 УПК РФ о признании незаконным действия следователя СО при ОВД по Головинскому району г. Москвы Л.

при производстве обыска и изъятии документов в офисе ООО «*», расположенном по адресу: *, — оставлена без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Голова Н.А., адвоката Исаева И.А. по доводам кассационной жалобы, мнение прокурора Бобек М.А., полагавшей постановление суда оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

12 февраля 2011 года СО при ОВД по Головинскому району г. Москвы возбуждено уголовное дело N 633312 по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ, в отношении неустановленных лиц.

22 февраля 2011 года СО при ОВД по Головинскому району г. Москвы возбуждено уголовное дело N 633340 по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 159 УК РФ, в отношении неустановленных лиц.

23 февраля 2011 года на основании постановления уголовное дело N 633312 соединено в одно производство с уголовным делом N 633340, соединенному уголовному делу присвоен N 633312.

22 февраля 2011 года следователем СО при ОВД по Головинскому району г. Москвы Л.

вынесено постановление о производстве обыска в помещении ООО «*» по адресу: г*, с целью обнаружения предметов преступления, документов, электронных носителей, хранящих информацию, имеющих отношение к данному уголовному делу, и дано поручение о производстве обыска начальнику СКМ ОВД по Головинскому району г. Москвы.

22 февраля 2011 года на основании постановления о производстве обыска от 22 февраля 2011 года и отдельного поручения оперуполномоченным по УР ОВД по Головинскому району г. Москвы Ф. произведен обыск в помещении ООО «*» по адресу: *.

Адвокат Исаев И.А., действующий в защиту интересов Х., обратился в суд с жалобой о признании незаконным производство обыска и изъятие документов в офисе ООО «*», расположенном по адресу: *, поскольку в отношении некоторых документов, изъятых в ходе обыска, в соответствии со ст.

3 ФЗ «О коммерческой тайне» установлен режим коммерческой тайны, так как они содержат информацию, позволяющую увеличить доходы, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг и получить коммерческую выгоду.

При этом, изъятие документов, содержащих охраняемую законом коммерческую тайну, было произведено исключительно на основании постановления следователя без судебного решения и соответственно является незаконным.

Постановлением Головинского районного суда г. Москвы от «16» марта 2011 года жалоба адвоката Исаева И.А., представляющего интересы Х., поданной в порядке ст. 125 УПК РФ, о признании незаконным действия следователя СО при ОВД по Головинскому району г. Москвы Л. при производстве обыска и изъятии документов в офисе ООО «Новая Жизнь», расположенном по адресу: — оставлена без удовлетворения.

В кассационной жалобе адвокат Исаев И.А., не соглашаясь с постановлением суда, просит его отменить, указывая на то, что постановление суда является незаконным, так как суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы.

Так, в постановлении суда указано, что требования ст.

182 УПК РФ не предусматривают отдельного судебного решения на изъятие документов в ходе проведения обыска, о необходимости которого говорилось в жалобе на незаконность обыска, поскольку в ходе обыска изъяты документы, в отношении которых в соответствии со ст.

3 ФЗ «О коммерческой тайне» установлен режим коммерческой тайны и которые имели соответствующий гриф, при этом согласно ч. 3 ст. 183 УПК РФ выемка предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую законом (в данном случае коммерческую) тайну производится на основании судебного решения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит постановление суда законным и обоснованным.

В соответствии со ст.

125 УПК РФ предметом обжалования в суде могут быть постановления дознавателя и следователя об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействие), дознавателя, следователя и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию.

Согласно названной норме, судья проверяет законность и обоснованность действий (бездействия) указанных лиц и по результатам проверки выносит постановление.

В соответствии с ч. 1, ч. 2 ст. 182 УПК РФ обыск производится на основании постановления следователя. Основанием производства обыска является наличие достаточных данных полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела.

Из представленных материалов видно, что судом установлено, что решение о производстве обыска было принято в соответствии с ч. 1, ч. 2 ст. 182 УПК РФ уполномоченным лицом, в рамках уголовного N 633340, в отношении неустановленного лица, в деяниях которого усматривается признаки преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст.

159 УК РФ, при наличии у следователя оснований полагать, что в месте, где в последующем этот обыск и был произведен, могут находиться предметы и документы, которые могут иметь значение для уголовного дела, о чем мотивированно изложено в процессуальном документе, обжалуемом заявителем, при этом судом установлено, что со стороны следствия каких-либо нарушений УПК РФ допущено не было. Обыск производился по отдельному поручению о производстве следственного действия, надлежащим лицом, с участием понятых и представителя ООО «*», которым перед проведением обыска были разъяснены их процессуальные права. По результатам обыска был составлен протокол, замечаний к которому не поступило. Изъятые в ходе проведения обыска в помещении предметы, документы были упакованы и опечатаны на месте обыска, что удостоверено подписями лиц, присутствующих при обыске, а поэтому оснований для признания незаконными действий следователя СО при ОВД по Головинскому району г. Москвы — Л., связанных с производством 22 февраля 2011 года, обыска и изъятия документов в офисе «*», по адресу: г*, не имеется.

Доводы кассационной жалобы адвоката Исаева И.А.

о том, что для изъятия документов, в ходе обыска, представляющие гриф «коммерческая тайна», по мнению адвоката, необходимо отдельное судебное решение, судебная коллегия считает несостоятельными, поскольку в соответствии с требованиями ст. 182 УПК РФ отдельное судебное решение на изъятие документов в ходе проведения обыска, не предусматривается.

Таким образом, суд первой инстанции при рассмотрении жалобы, не установив нарушений конституционных прав и свобод участников уголовного судопроизводства либо препятствий в доступе граждан к правосудию, справедливо оставил жалобу адвоката Исаева И.А. без удовлетворения.

Оснований для изменения или отмены постановления суда по доводам кассационной жалобы судебная коллегия также не усматривает.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Постановление Головинского районного суда г. Москвы от «16» марта 2011 года об оставлении без удовлетворения жалобы адвоката Исаева И.А., представляющего интересы Х., поданной в порядке ст.

125 УПК РФ о признании незаконным действия следователя СО при ОВД по Головинскому району г. Москвы Л.

при производстве обыска и изъятии документов в офисе ООО «*», расположенном по адресу: г*, оставить без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения.

Источник: http://www.ourcourt.ru/mosgorsud/2011/04/20/818416.htm

Юрист-эксперт
Добавить комментарий